NarutoFanfiction
Фанфики по "Наруто"
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

NarutoFanfiction > Название: Расплата  26 октября 2008 г. 22:19:38



Запись модерирует её автор — WWWWWWolf.

Название: Расплата

WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:19:38
Название: Расплата
Автор: Дейдара (в другом месте Ко)
Персонажи (Пейринг): Сасори/Сакура.
Рейтинг: R
Жанр: action.
Состояние: закончен.
Дисклеймер: герои аниме Наруто, но текст отклонен, немного.
От автора: Хоть и много, но очень интересно.
­­




... Дверь в стене, закрытая
с незапамятных времен.
Но это не означает, что
ее невозможно открыть.
Просто ключа от нее не существует.
Виктория Платова (с)

- Сакура!
Тоненькая девушка поморщилась, потерлась затекшей щекой о страницы книги, но глаз не открыла, только бессознательно отмахнулась рукой от солнечного света, проникшего в высокое окно ее комнаты. Мгновенно обессилевшее запястье рухнуло на стол, задев несколько старинных свитков и книг, отчего те с беспощадным грохотом повалились на пол. Девушка еще раз поморщилась и попыталась сдуть упавшую на лицо розовую челку.
- Сакура, лентяйка!
Сакура приоткрыла один глаз, попыталась взглядом найти в комнате часы и мрачно вздохнула, вспомнив, что еще вчера переставила их в спальню к родителям, потому что ее раздражал мерный тикающий звук.
- Когда-нибудь тебе придется постоянно заботиться обо мне, и чем меньше ты помогаешь мне по дому сейчас, тем раньше наступит это, поверь мне, безрадостное для тебя время!
Сакура зажмурилась, надеясь прогнать этот кошмар, состоящий из самых разнообразных звуков: вот ударился о стену свиток, упавший со стола несколькими секундами раньше, вот мать включила старый, агрессивно настроенный по отношению ко всему человечеству миксер, вот она снова позвала Сакуру на кухню, вот отец начал что-то пилить, вот раздался невыносимый, истерический звук дверного звонка.
- Харука! В дверь звонят! - заорал отец, ни на секунду не прерывая отвратительный треск, который издавали доски под его острой пилой.
- И что? Сам иди и открой! - мать даже не подумала остановить страдальческие вопли миксера.
- Харука, ты хочешь, чтобы нас затопило?
- Хорошо! - слышно было, как мать швырнула миксер в стену, и тот с шумом свалился на пол, не прекращая утробно и печально завывать. - Тогда сегодня обойдемся без ужина! Я на диете, а Сакуру кто-нибудь куда-нибудь пригласит! Взрослая девка!
По дороге в прихожую мать ногой распахнула дверь в комнату Сакуры, и дверная ручка с размаху ударилась о стену.
- Могла бы, между прочим, сама открыть! Прохлаждается! - мать не удержалась от того, чтобы просунуть голову к Сакуре в комнату, и человек, стремящийся попасть в их дом ("Идиот! - подумала Сакура. - Валить отсюда надо! Уноси ноги, пока жив!"), снова надавил на кнопку звонка. - Харуно, иди посмотри, чем занимается твоя дочь!
- Харука, открой ты, наконец, эту проклятую дверь!
- Не ори на меня! - отмахнулась мать. - Береги силы! Помни, ужина тебе не видать!
Миксер на другом конце квартиры торжественно завопил в ответ на эти слова.
Звонок повторился.
- Проклятье! - мать с грохотом выдвигала и задвигала обратно ящики шкафчика в прихожей. - Сакура! Куда ты дела ключи?!
Сакура страдальчески вздохнула, оперлась руками о стол и подняла отяжелевшее от усталости тело. Единственное, что ее приободрило, - листы бумаги, с начерченными на них от руки схемами и графиками, а главное - торжественно обведенное в кружок в правом верхнем углу одного из листов "от пятидесяти трех процентов к шестидесяти девяти". Улыбнувшись своим мыслям, Сакура подняла с пола сумку, достала из кармашка ключи и вышла в коридор.
- Поторопись! - зашипела мать. - Уж извините, моя лентяйка-дочь никак не может найти свои ключи! - оправдывалась она перед человеком за дверью.
Не обращая внимания на укоризненный взгляд матери, Сакура прошла в прихожую, вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь.
Человек в военной форме показался ей смутно знакомым, как, впрочем, и многие джойнины Конохи: сколько она их перелечила за последний год - тяжело раненых, порванных, в состоянии близком к куску мяса, их доставляли в конохскую больницу десятками; медицинские ниндзя, прикрепленные к их командам, тряслись, отдавая последнюю чакру ради того, чтобы дотянуть своих товарищей до появления Сакуры.
После одной из таких операций к Сакуре подошла Шизуне - верная подчиненная Цунаде.
- Сакура-сан... Я не верила тому, что говорили, считая это выдумками, потому что я действительно восхищаюсь искусством Цунаде-сама... Но сейчас... Я признаю, Вы действительно способны превзойти Пятую в медицинском деле.
- Генма? - Сакура вопросительно подняла брови, проверяя свою зрительную память.
Человек в военной форме усмехнулся, перебросил сенбон из одного уголка рта в другой.
- Так точно. Сакура-сан, Хокаге-сама просила поинтересоваться, не забыли ли Вы о той встрече, что она Вам назначила.
Сакура резко выдохнула, как будто кто-то сильно ударил ее по спине.
"Проклятье! Цунаде-сама! Важное поручение!"
Еще три дня назад Цунаде что-то говорила ей о каком-то невероятно важном деле, о сложной операции, о возможности действительно усовершенствовать медицинские навыки... и, кажется, еще о каких-то заманчивых перспективах. Сакура загорелась настолько, что перестала выходить на улицу, все три дня просидела дома, хотя и Ино, и Хината честно пытались вытащить ее на прогулку; перелопатила все книги, взятые из огромной библиотеки Цунаде; и во время прочтения ей пришла в голову одна замечательная мысль. Сакура ухватилась за нее, принялась развивать, погрязла в расчетах и совершенно забыла о Цунаде и остальных со всеми их перспективами. Теперь Сакура совершенно точно представляла себе, как можно выжить и даже сражаться в рядах шиноби человеку с шестьюдесятью девятью процентами пересаженных органов.
- Я... - Сакура немного покраснела и улыбнулась, - я сейчас соберусь. Быстро.
Влетев в комнату, девушка легко подхватила с пола тяжелую сумку, сгребла в нее исчирканные листы бумаги, забросила на плечо и снова вылетела в коридор.
К величайшему удивлению Сакуры, мать не задала ей ни одного вопроса, например "Когда ждать?", не съязвила на прощание, не обозвала ее лентяйкой и вообще никак не отреагировала на внезапную отлучку собственной дочери, хотя обычно вопли останавливали ее даже тогда, когда в конохской больнице пара жизней висела на волоске.
- Странно... - пробормотала Сакура себе под нос, - что это с ней?
Цунаде сидела в кресле за широким столом, прикрыв лицо шляпой Хокаге, и, кажется, спала. Шизуне что-то сосредоточенно строчила, закатав по локоть слишком длинные для нее рукава военной формы. Двое джойнинов, сидящих по разные стороны от нее, тихонько переговаривались за ее спиной; один из них внезапно выпрямился и попытался заглянуть Шизуне через плечо, на что получил ощутимый тычок локтем. Изрядно потрепанные полотнища с надписью "Удачи вам!" колыхал теплый ветерок. Генма тихонько подтолкнул Сакуру к столу.
- Хм, - девушка откашлялась, обращая на себя внимание, - Цунаде-сама?
Пятая дернулась, открыла глаза, поправила съехавшую на бок шляпу и сложила перед собой руки, как прилежная ученица Академии Ниндзя.
- Да, Сакура? - деловито пробормотала она, стараясь скрыть зевоту.
- Вы меня звали? - Сакура не ожидала такого приветствия и немного опешила.
- Ах да... Звала. Точно, - на лице Цунаде отразилась мука. - Шизуне!
- Да? - затравленно отозвалась ее подчиненная, не прекращая что-то писать.
- Мы... Что мы хотели... То есть, как мы будем... Ты что-нибудь придумала?
- Нет, - еще более затравленно проговорила Шизуне, и Цунаде не расслышала бы ее ответ, если бы не знала, каким он будет.
- Отлично, - Цунаде устало откинулась на спинку стула, - то есть ничего хорошего, но тогда Сакуре просто придется нас извинить.
- Не то слово, - пробормотал джойнин, пытавшийся заглянуть в бумаги Шизуне.
- Райдо! - окликнул его Генма.
- Да?
- Заткнись.
Складывающаяся обстановка все меньше и меньше радовала Сакуру, интересное и захватывающее задание с кучей перспектив стало оборачиваться чем-то пугающим. Она наконец начала толком просыпаться и очень удачно вспомнила о своем открытии: нужно рассказать о нем Цунаде, пока ее не ударили по голове каким-то из ряда вон выходящим известием. Интересно, что же...
"Саске! - возникло вдруг в ее голове, прямо в эпицентре мозга и сразу бросилось к вискам - поймать кровь в тоненьких жилках и запустить ее по сосудам с удвоенной скоростью. - Что-то случилось с Саске-кун!"
Ноги совершенно непроизвольно подкосились, и следующие несколько шагов Сакура сделала на полусогнутых - преодолела небольшое расстояние между дверью и столом Цунаде и рухнула на стул.
- Он... - голос не слушался, - он жив?..
Цунаде слегка нахмурилась и снова выпрямилась на своем стуле.
- Извини, Сакура, - просто проговорила она, нахмурившись еще больше.
У Сакуры все поплыло перед глазами, она в ужасе оглянулась, ища хоть какой-нибудь поддержки, ища того, кто скажет ей: "Все нормально, произошла ошибка, с Саске все в порядке!".
- Мы понимаем, сколько сил ты приложила к тому, чтобы убить его... - продолжала Цунаде, стараясь не поднимать взгляд на свою ученицу.
"Убить?" - Сакура остановила взгляд на Шизуне и впилась глазами в ни в чем не повинную девушку.
- ... Но дело в том, что именно ты смогла подарить нам эту уникальную возможность...
"Возможность?" - Сакура медленно и немного ошалело перевела взгляд на Цунаде.
- ... И мы надеемся, что ты поймешь нас... меня... и возьмешься за него...
"Взяться? - Сакура чувствовала, что последние крохи ее сознания отказываются работать. - За кого?"
- ... У меня действительно нет на это времени, а Шизуне не справляется, ее способностей не хватает на то, чтобы поддерживать его в форме...
"В форме?"
- ... Дело в том, что...
Сакура отпрянула от Цунаде и закрыла уши ладонями, пытаясь ухватиться хоть за одну сознательную мысль в своей голове.
- Цу... Цунаде-сама, я... - промямлила она, - эти три дня...
- Ладно, я не злюсь, - Цунаде махнула рукой. - Уж не знаю, кто довел до тебя информацию, скорее всего, этот типчик, - Пятая ткнула пальцем в сторону Генмы, - ну да ладно. Это нам даже на руку. И не бойся его слишком сильно, должно быть, он будет пытаться тебя спугнуть, но если ты покажешь ему характер, уверена, все будет нормально. И помни, результат этого эксперимента поможет спасти многих шиноби Конохи, в том числе и Саске-кун! - Цунаде оперлась руками о стол, слегка наклонившись к нему, выпрямилась с большим энтузиазмом в глазах и подмигнула Сакуре.
Сакура молчала, глядя прямо перед собой. Шизуне мерно строчила что-то в своих бумагах, Райдо не прекращал попытки узнать, что же она пишет, и получал тычки в бок, мирно покачивались над головами пяти шиноби полотна "Удачи вам!".
- Хм, - прервал тишину Генма, снова перебросив сенбон из одного уголка рта в другой, - я ей ничего не говорил.
Сакура рухнула со стула.
Шизуне нахмурилась и снова попыталась достучаться до сознания Сакуры. Длинные рукава сползли по предплечьям и теперь закрывали ладони, бумаги, свернутые в трубочку и сунутые в карман военного жилета, отвратительно измялись. Если бы не Райдо с его никчемным любопытством, их можно было бы оставить на столе, но...
- Кхе... - брови Сакуры сошлись на переносице, и она приоткрыла глаза.
- Умничка! - похвалила ее Цунаде, наливая чай в высокую керамическую кружку. - Ты заставила меня поволноваться.
Сакура приподнялась на локтях и огляделась. За окном почти стемнело, в зале стало заметно холодней. Генма и двое джойнинов куда-то ушли, Шизуне куталась в военный жилет и смотрела на Сакуру сочувственным взглядом, Цунаде щедро сыпала сахар в кружку.
- Цунаде-сама, я... Не нужно столько!
- Так будет лучше, - откликнулась Пятая, вздохнув, - тебе необходимо прийти в себя.
Чай был отвратительно сладким и крепким, но Сакура послушно пила его под тяжелым взглядом двух женщин. Казалось, они не хотят смотреть друг на друга, не хотят о чем-то друг другу напоминать. Сакура вдохнула побольше воздуха, сделала внушительный глоток и постаралась выкинуть из головы странные фразы Цунаде о Саске-кун, от которых она совсем недавно потеряла сознание.
- Цунаде-сама, - робко позвала она.
- Да? - Пятая не сводила с нее напряженного взгляда.
- До того, как я... До того, как мне стало плохо... Вы что-то говорили о Саске-кун?
Цунаде немного отпрянула от нее, на красивом лице отразилось недоумение.
- О ком, прости?
- О Саске-кун, - Сакура посмотрела своей учительнице прямо в глаза. - Когда я вошла, Вы стали о чем-то переговариваться с Шизуне-сан, и я решила, что случилось нечто непредвиденное и ужасное. Скорее всего, решила я, дело в Саске-кун, иначе с чего бы Вам ни сказать мне о проблеме сразу, а не ходить вокруг да около... Я спросила, жив ли он... - Сакура сжала кружку так сильно, что побелели костяшки пальцев. - Вы ответили... Вы не ответили, Вы извинились... за что-то... передо мной... Цунаде-сама, зачем Вам извиняться передо мной? - Сакура боялась, что заплачет, и отвела глаза в сторону.
- А... - Цунаде выдохнула с заметным облегчением. - Нет, ты не так поняла меня, Сакура. Пожалуй, мы обе не поняли друг друга, - Цунаде неуверенно улыбнулась и почесала бровь. - Я имела в виду вовсе не Саске. Просто решила, что у Генмы слишком длинный язык, и он не удержится от того, чтобы...
- Цунаде-сама! - строго прикрикнула Шизуне на свою начальницу.
- Ах!.. Да... - Пятая заметно помрачнела. Снова почесала бровь. - Надо объяснить... Объяснить, - она набрала побольше воздуха в грудь, - Сакура! - торжественно заявила она и замолчала.
- Да, Цунаде-сама? - откликнулась девушка, чувствуя где-то в глубине души, что о том, о чем ей сейчас расскажет ее учительница, лучше не знать.
- Сакура! - повторила Пятая. - Я отлично понимаю, какие усилия ты приложила к своему обучению, а также к борьбе против врагов Конохи, а также к помощи бойцам Конохи, а также...
- Цунаде-сама! - Шизуне нахмурилась. - Ближе к делу, пожалуйста!
Цунаде бросила на подчиненную раздраженный взгляд и продолжила:
- ... Все это время ты помогала Наруто, ты сражалась с Акацки, которые хотели заполучить зверя, заключенного в нем, ты даже смогла уничтожить одного из...
- Цунаде-сама!
- Ладно, - Цунаде выдохнула и снова почесала бровь. Сакура раньше никогда не видела свою наставницу в таких расстроенных чувствах. - Ты знаешь, что ниндзя-медики готовы пойти на многое, чтобы усовершенствовать свои знания и навыки... Также ты знаешь, что многие шиноби во время битв теряют не только чакру, что не так страшно, но и части тела: конечности, глаза, внутренние органы... Отлично, что благодаря нашим с Шизуне расчетам стало возможно продолжать полноценную службу с восьмьюдесятью процентами (когда Цунаде назвала цифру, Сакура поникла и насупилась. Ничего удивительного, что книги, взятые у Пятой, предоставили девушке далеко не новейшие сведения и что Хокаге и ее помощница продвинулись гораздо дальше, чем Сакура, в усовершенствовании техник, но обидно, тем не менее, было) "чужого" тела, но после того, как эйфория отступает и на ее место приходит здравый расчет, начинаешь спрашивать себя: а где это "чужое" тело брать?
Сакура посмотрела на Цунаде с легким недоумением: и верно, где? Странно, что ей до сих пор не пришел в голову этот вопрос.
- При нынешних условиях нам остается только разрывать могилы, - от этих слов по телу Сакуры пробежала дрожь, - потому что мы не можем позволить себе оставлять умирать одних шиноби ради спасения других их... - Цунаде остановилась, будто примеряя, сможет ли Сакура смириться с таким определением, - материалом.
- И что Вы придумали, Цунаде-сама? - голос Сакуры дрожал.
- Об этом, конечно, никто не узнает. Глупо объяснять шиноби, что так нужно: мало кто согласится на то, чтобы фрагменты тел их мертвых друзей вживляли другим людям. Но мой дед как будто знал, что я найду применение замороженным телам, когда придумывал свою особую Технику Захоронения, которой и по сей день пользуются в Конохе.
Сакура сжала кружку так, что крепкая керамика треснула под побелевшими пальцами.
- У нас оставался лишь один вопрос: как оживить части мертвых тел перед тем, как пересаживать их пострадавшим? И в это время ты так удачно столкнулась с этим типом - Сасори, предавшим Деревню Песка и ушедшим на службу Акацки, - глаза Цунаде загорелись профессиональным огнем. Сакура всегда знала, что все Хокаге в той или иной степени сумасшедшие, потому что ради защиты деревни они были готовы абсолютно на все. - С помощью одних лишь сердца и мозга он мог поддерживать жизнь во всем своем искусственном теле. Когда я узнала об этом, что-то щелкнуло в моей голове (о, Сакура в этом не сомневалась! Она видела свою наставницу в состояниях разной степени бешенства, но никогда - никогда! - не позволила бы себе назвать ее сумасшедшей. А вот теперь - позволяла), и я послала Шизуне за его телом.
Сакура перевела на Шизуне удивленный взгляд: та не смотрела на нее, уставившись в пол.
- Все содержалось в полнейшей тайне. О происходящем знали лишь я, Шизуне и ее команда: я понимала, что Акацки не отставят просто так тело Сасори, и не могла отпустить ее одну. Впрочем, Генма и остальные по-прежнему не догадываются, зачем мне понадобился Кукловод Песка. Мы провели множество операций...
Сакура замерла. Она уже знала, каким будет вывод из всего этого кошмарного рассказа, но все еще не хотела верить. Возможно, сейчас Пятая отведет взгляд и вымолвит что-то наподобие "... Но у нас ничего не вышло, и мы решили обратиться к тебе". А потом уже будет вопросом времени найти Сасори и снова отправить его в мир иной, пока Хокаге и ее помощница не натворили дел ради спасения Конохи.
Но нет

Категории: Сасори/Сакура, Сасори, Сакура
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Расплата 19 марта 2013 г. the werewolf crazy dreamer в сообществе {...Пейринги по "Наруто"...}
Автор: Bad influenceНазвание: Огонь... 28 октября 2009 г. Bad influence в сообществе NarutoFanfiction
Ширануи Генма 25 мая 2011 г. Shiranui Hanna
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:21:00 постоянная ссылка ]
Сакура сама не совсем понимала, что делает, но одно она знала точно: если ей придется проводить с этим человеком большую часть своего времени, то им лучше поладить друг с другом, но в то же время она вовсе не собирается потакать всем его капризам. Сейчас она откровенно издевалась над ним, ненавязчиво напоминая о его положении, но Сасори, казалось, туманного намека не понял.
- Что ты делаешь? - он смотрел на нее ошарашено-злобно, чуть отпрянув в сторону.
- Я не хочу причинять Вам боль, - Сакура выделила "Вам" издевательски-торже­ственным тоном. - Вы же намного старше меня, и Вы все-таки гений, пусть и бывший. Кстати, прошу меня извинить за то, что убила Вас.
- Тебе лучше побыстрее закончить с этим...
Больше всего Сакуре хотелось побыть одной. Она все еще не могла поверить в происходящее, и поэтому не могла выработать верную линию поведения. Однако Цунаде и Шизуне проводили ее до дома, поднялись вместе с ней по лестнице, с живым интересом наблюдали за движением ключа в замке и даже сделали попытку попасть в квартиру, но остановились, заметив мать Сакуры, которая с мрачным видом поджидала свою дочь, сидя на низеньком шкафчике в прихожей.
- Мама... - начала, было, Сакура, но мать прервала ее на полуслове:
- Где ты была? - голос был тихим, немного треснувшим и очень усталым.
- Мама, я... Понимаешь...
- Хорошо, - мать подняла голову, и в темноте прихожей сверкнули темные глаза. - Поставим вопрос по-другому. Кто он?
Сакура мрачно сглотнула, беспомощно обернувшись к закрывшейся за ней двери, за которой остались Цунаде и Шизуне - единственные, кто сейчас мог достойно ответить на этот вопрос.
- Что такое? - мать поднялась со шкафчика и шагнула к Сакуре. - Он с тобой?
- Да ты что?! - почти взвизгнула Сакура, взмахнув в воздухе руками. - Да ты что? - спросила она уже тише, вспомнив о том, который сейчас час. - Я бы в жизни не пустила его в свой дом! - Сакуру передернуло.
- Да?.. - мать приподняла брови. - Странно, - она припала к дверному глазку, но сразу отодвинулась от него.
"Должно быть, Цунаде-сама и Шузуне-сан хватило ума спуститься вниз," - облегченно вздохнула Сакура.
- Единственное, на что я надеюсь, так это на его благоразумие. Если уж он так уважительно обращается к тебе... - мать вздохнула, - Сакура-сан... Кто бы мог подумать!
- Сакура-сан?.. - девушка встряхнула головой. - Погоди, ты о ком?
- О! А у тебя их много? - казалось, тонкие линии розовых бровей матери сейчас вспорхнут со лба и скроются в ночной мгле.
Сакура еще раз встряхнула головой. С диалогами, похоже, пора заканчивать. По крайней мере, на сегодня: если она не выспится, если ее не оставят в покое, если ей не дадут свыкнуться со странной мыслью о том, что Сасори, чью смерть она видела собственными глазами, теперь жив, здоров, и, более того, забота о нем теперь свалилась на ее плечи, то она просто сойдет с ума.
- Мама! - торжественно произнесла она, устало оперевшись о косяк. - У меня есть необыкновенно важное задание. Сейчас я собираю свои вещи и ухожу. Когда вернусь, не знаю.
Затем она резко выпрямилась и прошествовала мимо ошарашенной матери в свою комнату.
- И куда же ты пойдешь, хотела бы я знать? - матери понадобилось всего несколько секунд, чтобы оправиться от шока. - К нему? А он знает, сколько тебе лет?
- Знает, - согласно кивнула Сакура, решив отвечать четко на поставленные вопросы, не вдаваясь в дебри объяснений. Она просто физически не сможет ничего объяснить своей матери, пока не найдет объяснений для себя самой. Отвечать честно и только на поставленные вопросы.
- И его это не останавливает?
- Смотря на пути к чему, - Сакура забросила в сумку белый халат, тетради, ручки и книги.
- Ты ведь будешь жить с ним, я правильно поняла? - истерично прошептала мать.
- С кем? - Сакура чувствовала, что склочный характер, доставшийся ей в наследство от обоих родителей, вот-вот вырвется наружу. - Мама, я иду выполнять задание Цунаде-сама!
- Что за Цунаде-сама?!
- Мама! - Сакура отвернулась и смела в сумку все флакончики, расположившиеся на туалетном столике. - Это Пятая Хокаге!
- О, - мать сложила руки на груди и оперлась спиной о дверной косяк. - С каких это пор у Хокаге важные задания для моей лентяйки-дочери?
- Мама, я профессиональный ниндзя-медик, - Сакура тяжело вздохнула: мать считала, что выполнила свой материнский долг в тот момент, когда отдала дочь в Академию Ниндзя в семь лет, и теперь признавала только долг дочерний, себе же позволяла не интересоваться жизнью Сакуры. - Вот уже год или около того.
- Хм, - мать состроила скептическое выражение лица, - что-то я не помню, чтобы кто-нибудь прибегал к нам посреди ночи, вытаскивал тебя на срочные задания, знаешь, все эти вещи, которые происходят с настоящими шиноби... С теми, которым имеет смысл получать задание от Хокаге-сама...
- Мама, - Сакура утрамбовала содержимое сумки и придавила ее коленом к полу, пытаясь застегнуть молнию. - Хм, помоги мне!
Мать оттолкнулась лопатками от стены, подошла к Сакуре, присела рядом с ней на корточки и стянула вместе боковые лоскуты сумки.
- Мама, - снова проговорила Сакура, - я специально просила Хокаге-сама, чтобы ничего подобного не происходило. Ты бы неправильно поняла.
- С каких это пор? - мать отпустила сумку, и оттуда резво выскочила пижама Сакуры. - Ой, извини... - она принялась собирать обратно вывалившиеся вещи. - А зачем тебе книги? У тебя же миссия... - она вздохнула. - Сакура, я поняла бы! Я гордилась бы тобой!
- Да, - Сакура усмехнулась, резко дернув молнию и застегнув наконец сумку, - поэтому стоило одному шиноби появиться в нашем доме, ты уже считаешь, что я еду к нему жить!
- Ну... - мать смутилась. Потом она вдруг подняла голову, притянула Сакуру к себе и обняла. - Я горжусь тобой, Сакура-чан!.. Правда.
- Спасибо...
На пороге мать снова обняла Сакуру и, улыбнувшись, несильно подтолкнула дочку к выходу.
Сакура сделала несколько шагов и устало опустилась на ступени, облокотившись о перила. В голове творился ужасный беспорядок: успешные расчеты, оказавшиеся бесполезными, сообщение о смерти Саске-кун, который на самом деле жив, да и сообщение было вовсе не о нем, страшный эксперимент Цунаде-сама, известие о Сасори, которого она убила, но он почему-то не умер, или умер, но его оживили, или он сам себя оживил, странное знакомство с ним, ссора с матерью, перемирие с матерью... Определенно, сегодня слишком длинный день...
"Нужно успокоиться и привести мозги в порядок, - размышляла Сакура, устало прикрыв глаза. - Нужно решать проблемы по мере их поступления. Теперь я могу не сообщать Цунаде-сама о своем открытии, так что об этом можно забыть. Саске-кун жив, поэтому с мыслями о нем тоже можно на некоторое время распрощаться, - подумав об этом, Сакура почувствовала, как сжимается сердце. - Сасори... Кукловод Песка. Кукловод Пустыни. Гений Деревни Скрытого Песка. Жи... - Сакура вздохнула и сильнее сомкнула веки, - живой. Прекрасно. Сумасшедший, который уничтожил целую страну и наделал марионеток из ее жителей; псих, победивший Третьего Казекаге; избалованный ребенок, сделавший марионетками собственных родителей, не пожалевший своего тела... Они держат его в клетке здесь, в Конохе, и называют лишь "несколько психически нестабильным"! Он работал на Акацки, состоял в одной команде с Оро... - Сакура открыла глаза и уставилась в стену, - Орочимару, - она почувствовала, как по лицу расползается невольная улыбка. - Из него можно будет выбить множество сведений об этой сволочи! Прекрасно..."
Сакура снова прикрыла глаза, крепче обняла сумку и поудобнее устроилась на каменных ступенях.
Его никогда не оставляли одного надолго. Конохские кошки всегда считали, что за время их отсутствия с ним произойдет нечто эпохальное, и, вернувшись назад, они обнаружат, что он либо сбежал, либо покончил с собой, либо открыл способ подчинить себе собственную чакру. Разумеется, это было верхом наивности, но Сасори не спешил разуверять их в этом. Что ни говори, а без конохских кошек было скучно.
И сейчас ему тоже было скучно.
Возможно там, снаружи, на Коноху напал Орочимару, глупая девчонка с деревянным именем уже бросилась на него в приступе отчаяния, и холодный меч, в который имел обыкновение при любой опасности превращаться язык Орочимару, уже пронзил молодую грудь.
Возможно там, снаружи, на Коноху напали Итачи и Кисаме, а может быть, его родная до боли организация полным составом: они ворвались в деревню на огромной глиняной птице, и Лидер, размахивая соломенной шляпой, как глава революционного движения, угрожающе рычал: "Верните мне тело моего подчиненного!". Одна из конохских кошек немедленно доложила Лидеру о том, что Сасори жив, и птица уже летела по направлению к его тюрьме, и вниз с огромной высоты кто-нибудь из горячо любимых товарищей спихивал эту назойливую сволочь Тоби, который постоянно ожидал, что "в Акацки вот-вот освободится место".
Возможно там, снаружи, все было гораздо проще: все гнались за Итачи и Кисаме, утащившими наконец Девятихвостого, поэтому Сасори был забыт за ненадобностью, но вскоре о нем вспомнят, потому что если кто-то попытается помешать ритуалу, да еще и стянуть с него непосредственный объект приложения техники, Лидер собственноручно тому башку снимет. Хотя Сасори сильно сомневался, что конохцы смогут пройти все препятствия, предназначенные тем, кто подбирается к Акацки.
Кукловод потянулся и скучающе уставился на дверь.
"Откройся! - мрачно приказал он. - Я хочу, чтобы кто-нибудь пришел".
Конечно, это было не совсем правдой: единственные, кого Сасори действительно хотел видеть - это (в порядке убывания желания пообщаться) Дейдара, Лидер, Кисаме, Тоби (Тоби, конечно, мертвый - исключительно с целью мирного, безобидного злорадства) и...
"Ну да, девчонка с деревянным именем. Сакура," - он тряхнул головой, не понимая, почему еще полсекунды назад ему было немного неловко признать, что он хотел бы ее видеть. Вполне естественное желание: она не причиняла ему боли, смотрела на него с полу испугом, полу изумлением, была равна ему по силе (конечно, он вспомнил ее! Было удивительно, что он вообще смог ее забыть...), интересовалась Орочимару...
- Са-ку-ра, - он медленно, с расстановкой попробовал ее имя на вкус и дотронулся до перевязанного плеча. Плечо ныло, но какой-то странной, глубоко запрятанной внутри болью, совсем не такой, как раньше. Сасори нахмурился. - Сакура, - повторил он, нарушая тишину. - Сакура, - в третий раз имя скользнуло с языка легко: так же, как Дейдара... или Кисаме, или имя еще кого-нибудь из старых его товарищей. - И Сасори, - зачем-то прибавил он.
Дверь скрипнула и отворилась. Сасори резко отвернулся от нее, притворившись спящим.
Сакура шагнула в комнату, осторожно опустила на пол тяжелую сумку и немного вздохнула.
"Хорошо, что он спит, - с облегчением подумала она. - Когда он спит, то выглядит почти безобидно".
Сакура протащила сумку к противоположной двери и, достав ключ, отперла ее. Втащила сумку внутрь и хотела уже закрыть дверь за собой, но ее взгляд упал на Сасори. Тот спокойно смотрел на нее широко открытыми красными глазами.
Сакура замерла, полу наклонившись по направлению к нему, стоя почти в полуметре от двери внутри ее каморки, но по-прежнему цепляясь за ручку. Положение было довольно неудобным, но Сакура не могла пошевелиться. Первой мыслью снова было предположение о том, что Кукловод использует технику иллюзии, но девушка вовремя вспомнила о его беспомощности.

Прoкoммeнтировaть
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:21:20 постоянная ссылка ]
"Хорошо, если не иллюзия... Тогда что?" - в немом отчаянии подумала она, не в силах двинуться с места.
"Возможно, тебе просто понравились мои глаза", - некстати всплыл в голове Сакуры обрывок вчерашнего разговора, и она тряхнула головой и выпрямилась, почувствовав, что краснеет.
- Что? - не очень вежливо поинтересовалась она, снова ступая в белоснежную комнату.
- Ничего, - спокойно ответил Сасори, продолжая изучать ее взглядом.
- Тогда нечего на меня так смотреть! - возмутилась Сакура.
- Как - так? - поинтересовался Сасори, остановив взгляд на ее губах.
Сакура шумно вздохнула, пытаясь подобрать определение этому взгляду. Не обвиняющий (Сакура тысячи раз ловила на себе обвиняющие взгляды матери, когда увиливала от работы по дому), не азартный (такой, какой был обычно у Ино, выражающий что-то наподобие "Посмотрим, что ты еще выкинешь, Широколобая!"), не испуганный (как у Хинаты, например), не пугающий (как в первую их встречу) и уж никак не влюбленный (влюбленные взгляды в исполнении Наруто и Ли девушка уже выучила наизусть и вряд ли с чем-нибудь могла их спутать). Такой взгляд Сакура ловила на себе один лишь раз: когда в первый день их совместной службы в седьмой команде Саске как-то странно повел себя... Она думала о том, что такой, как Саске никогда не посмотрит на нее... и поймала на себе его взгляд... Сакура тряхнула головой, отступила на шаг и захлопнула за собой дверь, привалившись к ней спиной.
"Добром это не закончится... - отчаянно подумала она, - не закончится..."
Сакура шла, едва переставляя ноги и поднимая на узенькой тропке облачка пыли. Путь из больницы до ее нынешнего места жительства занимал от силы полчаса, даже если идти самым медленным шагом, на который способна, и наткнуться по пути на кого-нибудь, с кем можно перекинуться парой слов. Сакура обреченно вздохнула и свернула в лес у обломанного сучка.
Иногда ей казалось, что каждый раз обламывать сучок - просто глупость, и она может преодолеть путь от конохского госпиталя до тайного кабинета Цунаде с закрытыми глазами, но каждое утро, выходя из леса по хорошо протоптанной за месяц тропинке, она ловила пальцами тоненькую веточку и переламывала ее, надавив острым ноготком на нежную кору. Сакура отлично понимала, что соблазн не найти обратную дорогу слишком велик для нее.
Тропинка в лесу, каменная лестница, темный коридор, тяжелая дверь. Когда смотришь на стекающую по темным стенам воду, когда слышишь размеренный шум капель, разбивающихся о каменный пол, когда складываешь ладони в специальной печати, когда шепчешь древние слова, - все, происходящее за дверью еще кажется сном. Но дверь открывается, в темноту врывается невыносимо яркий свет белой комнаты, и Сакура вновь погружается в пугающую реальность.
Тяжело вздохнув, девушка шагнула в комнату и замерла на пороге. Сасори сидел на койке к ней спиной, голова была перемотана белой тканью, по шее с левой стороны стекала темная струйка крови.
Сакура пораженно выдохнула, нахмурилась и приоткрыла рот, чтобы что-нибудь сказать, но все слова, которые она знала, забились куда-то вглубь сознания и никак не хотели соскользнуть с языка. Сакура сделала еще один шаг вперед и кашлянула, привлекая к себе внимание Сасори. Тот медленно обернулся.
Белая ткань, пропитавшаяся темной кровью, закрывала его левый глаз. Кровь струилась из-под нее, оставляя на бледной щеке красные дорожки, спускаясь по шее и впитываясь в бинты на плече. Правый глаз был абсолютно безжизненным, зрачок превратился в маленькую, едва заметную точку. Рот кривила безумная улыбка. Сакура всхлипнула и сделала шаг назад - туда, где с тихим щелчком захлопнулась тяжелая входная дверь.
- Привет, - губы Сасори дернулись, и из горла с неестественным хрипом вырвались слова. - Сакура.
- Что... - Сакура отступила еще на шаг и уперлась спиной в безучастную дверь, - что произошло? Что с Вашим... с Вашим глазом?
- Ах, это... - Сасори поднял ладонь, провел бледными пальцами по щеке, размазывая дорожки крови, как будто совсем забыл о ране. - Они забрали... им нужно... - голос его был все таким же нечеловеческим, пугающим, безучастным.
- Кто забрал? - Сакура удивленно и испуганно смотрела на него. - Кому нужно?
- Сакура... - он оторвал взгляд от испачканных кровью пальцев и посмотрел на нее так, как будто только заметил ее присутствие в комнате. - Глупая девчонка! - вскрикнул он, вскакивая с койки и делая шаг вперед. - Ничего не знаешь! Ты знаешь, кто я?!
Ноги Сакуры подкосились, и она немного сползла вниз по стене. Страшные воспоминания о битве, произошедшей между ней и Сасори несколько месяцев назад, почему-то отчетливо всплыли в ее памяти, и она едва-едва могла удерживать в сознании тот греющий душу факт, что на данный момент Сасори абсолютно беспомощен.
- Да, - тихо, но твердо проговорила она, - я знаю, кто Вы. Кукловод Песка...
- Глупая девчонка! - еще громче крикнул Сасори, и его слова эхом пронеслись по небольшой комнате. - Кто я сейчас?! Ты знаешь?
- Вы... Вы... - Сакура действительно не очень хорошо представляла себе, кем теперь является Сасори. Да, он не человек, это определенно, но человеком он не был и в первую их встречу. То, что его мозг все еще мог функционировать, безусловно, означало, что мертвым его тоже считать не следует. Тело, данное ему, погибло несколько лет тому назад и было погребено глубоко в недрах большой скалы - заморожено, как настаивал Первый Хокаге в своих заветах будущим поколениям, и каким-то чудом Сасори удалось его оживить, но это вовсе не означало...
Сакура готова была хвататься за голову и бежать прочь от этого места.
За прошедший месяц она привыкла к тому, что Сасори жив, и этот факт не требовал никаких объяснений, рассуждений и компромиссов с моральными устоями. И вот опять... Вопросы, вопросы, вопросы. Как это могло случиться? Почему бы ни зарывать погибших ниндзя в землю, как это делают все нормальные люди? Почему даже в Деревне Скрытого Песка, которая славится своими нетрадиционными методами обращения с человеческим телом, есть нормальное кладбище, а здесь, в Конохе, единственное, что остается от погибших, - это мемориальный камень в лесу? Как это могло прийти в голову ее учительнице? Из всех вопросов принципиальный - почему именно она, Сакура, должна с этим жить?!
- Я не знаю, - Сакура окончательно сползла по стене и откинула голову назад, глядя на Кукловода снизу вверх.
- Глупая, - презрительно фыркнул он. - Я тебе расскажу. Хочешь знать?
- Нет, - тихо ответила Сакура, отлично понимая, что ее ответ не повлияет на развитие событий.
- Я расскажу, - упрямо повторил Сасори и присел на корточки перед Сакурой. Выставил вперед руку, медленно провел по ней испачканными в крови пальцами. - Я - это шиноби Конохи. Забавно, правда? Они прятали от меня. Думали, что сплю, сначала, потом - прятали. Целые дела... Они почти совершенны, ты знаешь? Был один порез. Опасность гангрены, но они моментально мне ее оттяпали, - ногти Сасори впились в бинт, перехватывающий левое плечо. - Половина от одного, половина от второго. Прижились идеально. Пареньки входили в один клан, правда, один погиб семь лет назад, другой - шестнадцать. Даже швов не заметишь, - Сасори провел пальцами по животу, на котором и вправду не было ни одного шрама. Потом ладонь спустилась к ноге, немного задрала штанину. Там, где еще неделю назад красовались белесые полосы, кожа была ровной и гладкой. - Все заживает, - речь Сасори была рваной, но ее страшный смысл отражался в голове Сакуры ярко, резко, как будто на белую бумагу кто-то прыснул черными чернилами. - Как на собаке...
- Хватит, - Попросила Сакура, опустив голову и сцепив пальцы на затылке, - пожалуйста... Я ничего не понимаю.
- Что тут понимать? - Сасори снова повысил голос и ударил Сакуру по закрывающим голову ладоням. - Я собран по частям, как мозаика. Я собран из мертвых тел. Я живой, теплый, я дышу, я не дышал двадцать лет, мне не было это нужно! Я чувствую боль! Мне тепло, мне холодно, мне жарко даже иногда! Видишь руку? - он сунул ей в лицо окровавленные пальцы. - Это Учиха Обито. Еще здесь и здесь, - он повел ладонью по всей левой стороне тела и по левой ноге. - Это его родственник. Какой-то. Дальний, - Сасори положил ладонь на правую сторону торса. Потом протянул к Сакуре правую руку. - Это от кого-то из погибших на вашем чудном экзамене! Они отдирают от меня части, потом приносят другие, пришивают, а я мерзну по ночам, знаешь? - его голос сорвался, и он начал громко, убежденно шептать. - Мне холодно! Я не могу просто взять и разморозить то, что годами покоилось во льдах! Я мерзну... Что скрываешься?!
Сакура и вправду свернулась калачиком, уткнувшись носом в колени, и мелко-мелко дрожала.
- Дура! - сквозь зубы бросил Сасори. - Идиотка! Нечего тебе здесь делать с такими нервами! Пошла вон!
Сакура сжалась сильнее.
- Все для блага деревни... - Сасори чувствовал, что остывает. Ему еще ни разу и никому не удавалось полностью высказать все, что он, жертва жестоких экспериментов Пятой, по этому поводу думает: заслуживает ли он такого наказания, достойный ли это метод борьбы и чем заканчивали борцы за процветание масс. И вообще - на чужом несчастье счастья не построишь.
Сакура вдруг всхлипнула. Сасори, хмуро разглядывающий свою руку, удивленно поднял голову.
- Ты чего?.. Эй, ты что? - он смотрел на судорожно дрожащие плечи, слушал тихие всхлипы. - Ты ревешь?
Сакура не ответила, только сильнее уткнулась лицом в колени.
- Страшно? - фыркнул Сасори, горько усмехнувшись. Неудивительно, что девчонка испугалась его. Он и сам не был в восторге от своего нынешнего состояния.
- Нет, - тихо прошептала Сакура, не поднимая головы. - Не страшно... - она еще раз вздрогнула. - Не страшно... Жалко.
- Чего жалко? - не понял Сасори.
Сакура подняла голову, посмотрела на него покрасневшими глазами и вдруг, подавшись вперед, повисла у него на шее.
- Вас жалко, - тихо прошептала она, чувствуя, как слезы с новой силой струятся по щекам. - Это очень жестоко... Даже по отношению к Вам - очень жестоко.
Прoкoммeнтировaть
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:21:45 постоянная ссылка ]
Сасори перевернулся с одного бока на другой и тяжело вздохнул. Спать не хотелось, мысли сотней пчел роились в голове, переплетаясь и окончательно запутывая своего хозяина; оставшийся невредимым правый глаз тупо пялился в темноту.
Да, сегодня впервые он спал в темноте. За месяц он почти позабыл, какое счастье - темнота; какое счастье - когда нервический, яркий свет не мозолит уставшие глаза. Это все девчонка: в порыве жалости, нахлынувшем на нее именно тогда, когда Сасори рассчитывал вызвать в ней отвращение и страх, Сакура спросила, как ему удается засыпать при свете. Он ответил, что погано, она как-то нервно хохотнула и, заглядывая ему в глаза, предложила поискать выключатель.
Сасори еще раз вздохнул, вспомнив, как ему пришлось таскать Сакуру на шее, пока она сосредоточено исследовала ладонями пространство под потолком; как она ликующе вскрикнула что-то вроде: "Нашла!", а потом погас свет, и они повалились прямо на больничную койку, потому что Сасори от неожиданности не смог устоять на ногах. Он вспомнил, как Сакура сперва вскрикнула, потом тихонько усмехнулась и вдруг начала смеяться - легко и беззаботно, а потом вдруг вскочила, скользнув ногами по его плечам, слезла с его шеи и, устроив его голову на своих коленях, почему-то шепотом стала интересоваться все ли с ним в порядке и беспорядочно извиняться за свой смех.
Внезапно он услышал, как за его спиной тихонько открывается дверь комнаты Сакуры и девушка осторожно прокрадывается к душевой кабинке. Он слышал звук отодвигаемой перегородки, осторожных шагов, легкого дыхания. Щелкнул выключатель, комнату прорезала полоса яркого света, немного побледневшая, когда дверца душа вернулась на место.
Сасори знал, что душевую кабинку от комнаты отделяет лишь матовое стекло и что при включенном в душе свете можно наблюдать все, что там происходит (именно поэтому девчонка всегда дожидалась, когда он уснет, чтобы пойти мыться). Не то, чтобы это было большим открытием, вовсе нет, он напряженно замер совсем по другой причине... И вообще его не волнует, что там делает эта...
Сасори резко сел на постели, тупо глядя единственным глазом в темноту.
"Волнует, - внезапно вспыхнула в его голове неожиданная мысль. - Я, черт возьми... Я не понимаю..."
Он знал, что это было враньем. На самом деле он понимал, что происходит, похоже, даже слишком хорошо понимал, но смириться с этим... Нет, разумеется, это не было его просчетом, он же не мог предсказать, что когда-нибудь у него отнимут его прекрасное искусственное тело и заставят продолжать существование в бренном человеческом, но все же...
"Нет, это просто слишком, - в отчаянии подумал он, рухнув обратно на подушку, - этого быть не может... Мало мне того, что чакрой управлять не могу, мало мне боли, холода, чего угодно... Это что, новый метод казни? Этакая эксклюзивная конохская пытка?! - он не выдержал и бросил взгляд в сторону, туда, где за матовым стеклом нежилась под струями воды тоненькая девичья фигурка. - Половое созревание в тридцать лет - это слишком!!!"
Сасори хотелось выть. Кровь бешено пульсировала в висках, тело ныло, в сознании калейдоскопом проносились образы: Сакура мягко, почти нежно обрабатывает его раны, Сакура сидит у него на шее, обхватив его голову стройными бедрами, Сакура легко, звонко хохочет, лежа на его постели, Сакура склоняется над ним, тихо шепча: "С Вами все в порядке? Простите, я смеялась... Мне просто...", Сакура выпытывает из него сведения об Орочимару, Сакура виснет у него на шее, Сакура... Сакура... Сакура...
Сасори тряхнул головой, поймав себя на том, что уже минуту или около того шепчет ее имя, диковато глядя в потолок.
"Так... Спокойно. Ты взрослый, серьезный человек. Тебе тридцать лет, а ведешь себя, как пацан... - Сасори страдальчески вздохнул. - Над своим собственным телом - никакой власти. А ведь раньше я еще и чужими управлял... Будьте вы прокляты с вашими техниками оживления или чего там..."
Сасори снова сел на кровати. Посмотрел на дверцу душевой кабинки, быстро скользнул языком по пересохшим губам, глядя на смутные очертания Сакуры, медленно, с чувством проводящей мочалкой по длинной ноге. Оставшаяся незамутненной этим великолепным образом часть его сознания бросила разубеждать его в глупости его действий и чувств и теперь как-то отстраненно удивлялась тому, что девчонка так долго нежится под абсолютно холодной водой. Ему ли не знать: он вот уже два месяца пытается добиться того, чтобы из этого проклятого душа потекло что-то, по температуре хоть немного теплее жидкого льда, но - безуспешно.
Сасори медленно подошел к дверце, прильнул к ней всем телом, осторожно проводя ладонями по теплому стеклу. Выдохнул. Сакура не замечала его, подставив лицо тонким струям воды. Она стояла, немного прогнувшись в спине, и водила руками по животу. Сасори тихонько застонал.
"Я надеюсь, тебе хватило ума запереть за собой дверь..." - в отчаянии подумал он, цепляясь за дверную ручку. Надежда была глупой: он вот уже два месяца здесь, он знает каждый миллиметр этого помещения, и, уж конечно, он знает, что в душевой кабинке нет никаких замков. Впрочем, его не остановил бы любой замок, даже если бы Сакура принесла его с собой, или он сам каким-то волшебным образом вырос бы из бетона и стекла. Он слишком возбужден для того, чтобы его хоть что-то могло остановить.
Сакура испуганно вздрогнула, когда услышала резкий звук отодвигаемой в сторону двери, и отпрыгнула в угол кабинки, на ходу протирая глаза. Отняв руки от лица, она посмотрела вперед и снова почувствовала, как ею завладевает то странное ощущение полета и падения одновременно, которое приходило к ней каждый раз, стоило заглянуть в глаза Сасори. Однако теперь красная полоска, охватывающая его зрачок, стала тоненькой, почти незаметной, и внутри черных зрачков таилось что-то странное, темное, почти звериное.
- Здравствуй, Сакура, - тихий хриплый голос вывел девушку из транса, и она, тряхнув головой, принялась шарить рукой по стене позади себя. Наконец ее пальцы наткнулись на мокрый, приятно согретый металл, Сакура навалилась спиной на дверь туалета и, поскользнувшись на мокром полу, провалилась в узкий проем между холодной кафельной стеной и унитазом.
- А! - громкий крик вырвался из горла совершенно непроизвольно. Сакура подтянула к себе мокрые ноги, затем, стараясь не обращать внимания на боль в затылке, которым ударилась о стену, подползла к двери и захлопнула ее перед самым носом Сасори.
- Проклятье! - выругался тот, наваливаясь на дверь всем своим весом. - Открой эту чертову дверь! Слышишь меня?! Открой!!! Думаешь, я позволю тебе издеваться надо мной?! Сакура!!! Сакура! Слышишь?!.. Знаешь, я сейчас просто снесу эту дверь ко всем чертям, вот и все...
Он слегка отступил от двери, будто примеряясь, и со всего размаху ударил равнодушный пластик здоровым плечом. Боль моментально пронзила тело, напоминая ему о многочасовых тренировках, которые, к его огромному сожалению, всегда заканчивались одинаково: боль, вскрывшиеся швы и ощущение гнетущей, мрачной безнадежности. На белоснежной поверхности промокшего бинта на левом плече красными бутонами вздулись яркие кровавые пятна, несколько алых дорожек оставили на щеке капли крови из опустевшей глазницы, промокли перевязки на шее.
Сасори только горько усмехнулся, сползая спиной по стене: возбуждение как рукой сняло.
- Отпустите меня, пожалуйста, - пролепетала Сакура, которая по ту сторону двери так же сидела на полу, привалившись к холодному кафелю.
Сасори обернулся и удивленно уставился на дверь, как будто уже успел позабыть, зачем он сюда пришел.
- Отпустите меня, пожалуйста... - одними губами повторил он, осознав вдруг - за последние два месяца его жизни это стало единственным его желанием: чтобы его отпустили. Тихонько прикрыв глаза, Сасори грустно улыбнулся. Определенно, в последнее время ему очень сильно не хватает свободы, возможности самому распоряжаться своей силой, власти, к которой он привык, управляя марионетками. И вот теперь маленькая девочка просит его, чтобы он ее отпустил... Просит.
Ощущение власти, пусть мелкой, случайной, завладело им впервые за несколько недель и сразу ударило в голову. Умоляющий испуганный голосок ласкал слух экзотической, далекой музыкой. Казалось, он не сможет встать: сама мысль о том, что девчонка считает его хозяином своей судьбы - пусть ненадолго, - пьянила, кружила голову, застилала глаза вязкой светлой пеленой...
В какой-то момент Сасори понял, что просто теряет сознание. Он с непонятной усталостью склонил голову: красные дорожки исполосовали его грудь темной сетью. С трудом поднял руку, дотронулся до бинтов на шее - влажные, посмотрел на кончики пальцев - в темной крови.
- Сакура... - глухо позвал он - и не услышал своего голоса. И почему-то вдруг ярко осознал: "Я умираю". Какими бы тяжелыми последствиями не обладали его тренировки, никогда он еще не чувствовал такой боли. Раны на шее были особенно упрямыми, никак не хотели заживать, и первые дни после того, как он очнулся, ему вообще было запрещено двигаться. После конохские кошки строго наказали как можно аккуратнее себя вести: не делать резких поворотов головы и вообще, по возможности, как можно меньше ей вертеть. Но, похоже, им удалось что-то предпринять, и раны стали заживать - медленно, но когда Сасори стал тренироваться, они уже не вскрылись, в отличие от всех остальных, что не оставляло сомнений в надежности придуманного кошками средства. Когда Сакура последний раз меняла бинты, от ран оставались лишь несколько выпуклых белесых полос. И вот теперь...
"Почему так?.. - отстраненно думал он, откинув голову назад и ловя лицом теплые струйки воды, ниспадающие с так и не выключенного душа. - Неужели я должен умереть именно так? И именно теперь... когда у меня появилась надежда, что хоть кто-то по-прежнему считает меня живым..."
Сакура прислушивалась к тому, что происходило в кабинке, но ничего не могла услышать из-за шума падающей воды. На ее просьбу Сасори не ответил, но удары в дверь больше не повторялись, из чего Сакура сделала вывод, что он немного успокоился. Устав ждать какой-либо реакции с его стороны Сакура тихонько повернула замок на двери и осторожно приоткрыла ее, заглядывая в кабинку.
Сасори сидел, привалившись к стене и закрыв глаза. Все его бинты промокли от крови и воды, которые, смешиваясь друг с другом, разрисовывали его шею, грудь, руки и живот причудливыми узорами. Забыв о своих ушибах, Сакура моментально сорвалась с места и бросилась к нему.
Сасори очнулся от тихих голосов, звучащих где-то неподалеку.
- И что нам теперь делать? - один из них принадлежал сумасшедшей старухе, притворяющейся молоденькой девушкой.
- Я... - начала, было, ее помощница, но прервалась на полуслове, как будто на самом деле и не собиралась ничего говорить, но слова хозяйки вынудили ее подать голос.
- Цунаде-сама, я не могу гарантировать, что это решение будет верным, и все же... - раздался вдруг голос Сакуры. Сасори удивленно раскрыл глаза. - Но мы могли бы... - она замялась. - Я уверена, он...
- Сакура, ближе к делу, - нетерпеливо проворчала одна из конохских кошек, чуть сильнее одергивая белую ткань на ширме, отгораживающей говоривших от Сасори.
- Хорошо. Поскольку все наши старания пошли прахом, я предлагаю... - Сакура вновь запнулась. - Все мы отлично понимаем, что лучшим вариантом было бы убить его, но раз уж... Я имею в виду...
- Сакура! Не отвлекайся!
- Я хочу поговорить с ним, - выдала наконец Сакура, поняв, что ей будет слишком трудно объяснить женщинам свое решение проблемы. - Пожалуйста.
Цунаде удивленно посмотрела на нее и наконец прекратила теребить ни в чем не повинную простыню.
- И о чем же? - спросила она без тени улыбки.
- Я хочу предложить ему... работать у нас.
Теперь уже и Шизуне смотрела на нее пораженным взглядом, полным праведного недоумения.
- Позвольте объяснить, - тут же пролепетала Сакура, которая была готова к подобной реакции. - Мы не смогли восстановить способности Сасори до такой степени, чтобы продолжить медицинские эксперименты. В какой-то мере это моя вина, поскольку я посчитала, что смогу справиться с этим самостоятельно, и не стала обращаться за помощью. И теперь, когда утеряна последняя надежда... Я имею в виду, что если бы мы знали результат, мы бы даже не стали начинать операцию, ведь так? - она подняла глаза и посмотрела на свою наставницу. Цунаде немного виновато покачала головой и отвела взгляд. Если бы им было известно, что примерно половину чакры Сасори придется направить на возвращение его телу способности восстанавливаться самостоятельно, они бы не стали бороться за его жизнь.
Потому что живой Сасори не нужен никому.
В этом и заключалась суть вопроса, заданного Цунаде почти что в порыве отчаяния: "И что нам теперь делать?". Теперь - когда он потерял свою уникальную способность, из-за которой, собственно, и затевался весь эксперимент, но, тем не менее, остался жив. Отпустить его - значит обеспечить пополнение сил Акацки. Оставлять в Конохе - бессмысленно, поскольку пользы от него теперь никакой, да и небезопасно это. Отправлять в конохскую колонию - еще более бессмысленно, только казенное имущество на него растрачивать, да и смуту в колонии сеять: половина тюремных охранников вон отказалось возвращаться на работу после происшествия с Мизуки, а тот наверняка и в подметки Кукловоду не годился. Убить?..
Цунаде не была ангелом. Цунаде не была идеальным и справедливым правителем Деревни Скрытого Листа. Несколько раз за довольно долгую жизнь Цунаде случалось делать злые, подлые вещи. И она убила бы Сасори - прямо там, за хрупкой перегородкой, накрытой больничной простыней, она слегка изменила бы положение рук над грудью Сасори сразу же после того, как поняла, что он стал бесполезен для Конохи. Она сделала бы все это - если бы на ее ладонях не лежали другие, горячие и взмокшие от непередаваемого волнения, а прямо напротив нее, сосредоточено нахмурившись, не стояла бы ее ученица - вторая во всей ее длинной и нелегкой жизни. Та, что была ангелом. Та, что была справедливой - и почти идеальной.
Та, у которой было решение навалившейся на них проблемы.
- Мы не можем его отпустить, мы не можем его оставить. Все это одинаково глупо, но это, я знаю, вы понимаете и без меня. Но мы могли бы... То есть... - Сакура немного запуталась. - Нет, на самом деле, я предлагаю как раз оставить его, но при этом заставить... попросить... я не знаю, в какой форме, но дать ему работу. Работу шиноби. Ведь... - она запнулась. - Ведь есть же миссии, с которых шиноби не возвращаются.
Сакура стояла, низко-низко опустив голову, и последнюю фразу произнесла очень тихо. Цунаде немного грустно улыбнулась, протянула руку и подняла лицо Сакуры, ткнув пальцами в ее подбородок.
- Выпрямись. Ты очень выросла, девочка моя, - тихо проговорила она. - Ты стала совсем взрослой.
Из всех идиотских решений, которые имела вставшая перед ними задача, это идиотское решение было самым разумным.
- Поговори с ним, - подала голос Шизуне, переводя печальный взгляд с Цунаде на Сакуру и обратно. Она очень хорошо знала эти слова Цунаде, именно их она услышала в тот день, когда впервые убила человека. В тот день Цунаде сказала, что больше никогда не возьмется за чье-либо обучение, потому что она испытывает чувство вины, глядя, как чистый, мечтательный ребенок принимает решения взрослого человека. И все же... Сакура казалась Цунаде слишком хорошей и доброй, она не производила впечатления человека, с губ которого однажды слетят подобные слова.
- Хорошо.
Цунаде и Шизуне поднялись со своих мест и покинули палату, а Сакура решительно одернула простыню и шагнула по направлению к койке Сасори.
Тот сидел, в полном недоумении глядя на нее.
- И не проси! - фыркнул он, стоило Сакуре только открыть рот. - Я не собираюсь прислуживать твоей жалкой деревеньке, и уж тем более, я не позволю делать из меня шиноби-смертника! Перебьетесь! - его возмущению не было предела. Они не дали ему погибнуть, когда он мечтал о смерти; они не дали ему погибнуть, когда он хотел остаться в живых... а теперь посылают умирать за одним им понятные идеалы! Чего только ни делал Лидер с противниками, попавшимися на пути Акацки, но даже ему не приходило в голову заставлять пленников охотиться за Хвостатыми! Если еще когда-нибудь в своей жизни Сасори удастся увидеться с кем-нибудь из своих старых товарищей, он обязательно поделиться с ним этим забавным приемчиком...
- Выслушай меня, - спокойно и немного устало проговорила Сакура. - Пожалуйста. Просто выслушай.
Сасори откинулся на подушку и сложил руки на груди, уставившись на Сакуру выжидающим взглядом.
- Ну, - скептически усмехнулся он. - Валяй.
Сакура глубоко вздохнула. Прикрыла глаза, снова открыла их и, тряхнув головой, как будто сбрасывая с себя оковы сна, уселась на краешек больничной койки у ног Сасори.
- Подумайте сами, - несмотря на предмет разговора, Сакура по привычке обратилась к нему на "Вы", - что Вас ждет теперь? Есть три пути...
- О, даже три! - Сасори изобразил на лице наигранно вежливое изумление. - Я слышал лишь о двух.
- Ну... - Сакура вдруг немного улыбнулась. - В общем, их можно подразделить на две группы...
- Надо же! Как интересно! - в голосе Сасори едва заметно проскользнула злость.
- Да, - Сакура вздохнула. - В одном случае Вы уходите из Конохи, а в другом остаетесь здесь. Разумеется, уйти Вам не дадут. Стоит Вам выйти из деревни, за Вами моментально вышлют команду АНБУ и... - Сакура многозначительно и печально улыбнулась. - Еще возможен вариант, когда Вы остаетесь в Конохе, но не становитесь шиноби Листа. В таком случае, Вам придется направиться в колонию для особо опасных преступников. На самом деле, этот вариант не так уж и возможен, поскольку о Вас сразу же станет известно, и шиноби Песка могут затребовать, чтобы Вас выдали им и... - снова печальная улыбка. - Третий вариант - мы убьем Вас сами. Поставим Вас к стенке, и один из ребят в звериных масках выпустит в Вас порцию отравленных игл. Таким образом, Коноха совершит законную расправу над преступником Вашего ранга.
Сасори вдруг надоело злиться. Ему вдруг страшно надоело все. И как тогда, в душе, на него нахлынула волна жгучей, давящей безнадежности... и захотелось кричать - громко и надрывно, пока не сорвется голос.
- Я в любом случае труп, - тихо констатировал он.
- Люди не вечны, Сасори-сан, - также тихо проговорила Сакура, опустив глаза.
- Мне тридцать лет, - вдруг фыркнул он. - А по меркам человеческого тела я вообще твой ровесник. Ты считаешь, что мне пора умирать?
Сакура вздохнула.
- Именно поэтому мы и предлагаем Вам такое решение. В свою очередь Цунаде-сама и Шизуне-сан приложили много усилий к тому, чтобы Вы остались в живых, и дать Вам погибнуть так просто...
Сасори молчал. Разглядывал свои руки - живые, теплые, прислушивался к странному ощущению внутри - как будто в груди разливалось что-то горячее и приятное. Девчонка почему-то, по какой-то странной причине, не хотела его смерти. Наверное, она чувствовала какую-то вину перед ним, а может быть, это снова была жалость, а может быть, что-то еще... Но дело в том, что если бы не ее слова, не ее просьба позволить ему остаться, обращенная к конохским кошкам, он был бы уже мертв.
- У меня есть время подумать?
- Конечно, - лицо Сакуры озарила светлая улыбка. - Конечно.
Она поднялась и направилась к двери.
- Подожди, - его голос остановил в тот момент, когда она уже взялась за дверную ручку.
- Да?
- Тогда, в душе... - он замялся, нахмурившись, как будто пытался сформулировать вопрос.
- Да?.. - Сакура немного покраснела, вспомнив тот вечер.
- Вода... Когда я сидел там - перед тем, как потерять сознание, - я заметил... она была теплой, - он поднял глаза и посмотрел на Сакуру с живым, человеческим интересом. - Я никогда... Мне всегда приходилось мыться под ледяной, потому что из горячего крана лилась только такая... Как это у тебя получилось?
- Ах, это... - Сакура облегченно вздохнула, потому что боялась покраснеть еще больше. - Все очень просто: надо было повернуть вентиль с голубым набалдашником, там, когда сантехнику устанавливали, все перепутали... - она немного рассмеялась, пожав плечами, и выскочила за дверь.
Сасори удивленно приподнял бровь.
- А... Ну да. Как я не догадался? - он поймал себя на том, что улыбается, развернулся спиной к двери и закрыл глаза.

Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ
Играй прямо в браузере!
tolxy.com
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:22:47 постоянная ссылка ]
- Но Орочимару-сама... - начал, было, он, но продолжать не стал. Орочимару широкими шагами двигался вперед, его лицо было непривычно серьезным и суровым. Подойдя к Кабуто, он тронул того за плечо и немного отодвинул в сторону.
- Он прав, Кабуто, - тихо проговорил Орочимару. - Тебе не стоит вмешиваться.
- Орочимару-сама... - Кабуто в отчаянии рванулся к нему, и Сакура поразилась, насколько искренними были глаза за круглыми стеклышками очков.
- Возьми девчонку, и идите внутрь. Это... - Орочимару немного улыбнулся и скользнул ладонью по плечу Кабуто вверх до раскрасневшейся в волнении щеки, - взрослый разговор.
Лицо Кабуто исказила гримаса непередаваемой боли, но он кивнул и отстранился от своего хозяина. Затем повернулся к Сакуре и взял ее за руку. И в глазах его вновь не было ни намека на искренность.
Они пошли в сторону высоких дверей. Сакура боялась обернуться, за спиной разливалась зловещая, давящая тишина. Страх сковал все ее тело, но она продолжала шагать следом за Кабуто, даже не пытаясь вырвать у него руку. Все равно, куда он ведет ее. Если Сасори победит, то вытащит ее отсюда. А если проиграет... об этом думать не хотелось.
Сакура не знала, сколько времени прошло. Звуки из зала, в котором они оставили Сасори и Орочимару, сюда не проникали, и непонятно было, завершается ли битва и кто побеждает. Кабуто, сидевший напротив нее, тупо смотрел в темноту и не предпринимал попыток напасть на девочку. Очевидно, его сильно задели слова Орочимару. А может быть, он чувствовал, что его действия уже ничего не решат.
- Послушайте, Кабуто, - тихонько проговорила Сакура после долгого молчания. - А где вы держите Саске-кун?
- А?.. - Кабуто поднял на Сакуру растерянный взгляд. - Саске-кун?..
- Да. Где он?
- В госпитале, - пожал плечами медик. - Он наконец-то смог отомстить... вот только Итачи был слишком хорошим бойцом для того, чтобы его можно было победить без тяжелых ранений.
- А Вы не могли бы отвести меня к нему? - робко пробормотала Сакура, чувствуя абсурдность своей просьбы.
Кабуто не ответил, только вдруг закашлялся и глянул на высокую дверь обезумевшими глазами. Затем, пошатываясь, поднялся с пола, навалился на тяжелое дерево, и двери в огромный зал распахнулись. Сакура тоже подскочила с места и в волнении выбежала из коридора.
Каменные стены были порядком измяты, будто сделанные из плотного картона. Кое-где камни продолжали медленно скатываться вниз по внушительным завалам, ужасно грохоча и поднимая в воздухе облака пыли. Посреди зала, тяжело дыша и едва заметно покачиваясь, стоял Сасори в разодранном плаще Акацки. Отовсюду к нему медленно подползали искалеченные, но все такие же верные марионетки. Его правая нога была согнута в колене, как будто стояла на каком-то выступе. Сакура шагнула вперед, пытаясь понять, что это.
- Орочимару-сама... - глухо прохрипел Кабуто у нее за спиной и рухнул на колени так, что Сакура испугалась - он их размозжит. Но Кабуто только сполз на пол и жалобно вскрикивал, не желая поверить в происходящее. Сакура отвернулась от него и снова шагнула вперед. Пыль, вздыбившаяся вокруг Сасори, наконец осела, и Сакура увидела, как Кукловод ногой прижимает к полу мертвое тело Орочимару.
Сакура не знала, что сказать. Да и что тут скажешь? Они победили. Они выполнили ровно половину своей миссии. Теперь пришло время заняться оставшимся делом.
Она обернулась и окликнула Кабуто.
- Эй! Где у вас тут госпиталь?
Кабуто, по-прежнему сидящий на коленях на полу и отчаянно шевеливший губами, поднял на нее отрешенный взгляд. Потом его лицо исказилось болью, но он все же поднял руку и махнул куда-то вбок, очевидно, указывая направление, в котором ей следовало двигаться.
Сакура обернулась, не дойдя лишь пары шагов до маленькой дверцы, на удивление не заваленной камнями. Ее поражало, что Сасори, с таким азартом расправившийся с толпой у входа, сейчас ничего не говорил и никак не пытался привлечь ее внимание.
Внезапно она увидела, как Кабуто бесшумно поднимается с пола, достает откуда-то кунай и метко кидает его прямо в Сасори. Доля секунды ушла у Сакуры на то, чтобы понять, почему Сасори не уворачивается, хотя и стоит боком к Кабуто: он просто его не видит, поскольку левый глаз ему удалили еще несколько месяцев назад, и теперь тот мирно обитал в глазнице Сая.
- Сасори-сан, слева! - в отчаянии выкрикнула Сакура.
Сасори как будто очнулся ото сна, когда услышал свое имя. Полузакрытые от усталости глаза широко распахнулись, но в тот же момент он понял, что просто не может сдвинуться с места. Марионетки, не получавшие от хозяина никакого сигнала продолжали стекаться к нему со всех уголков огромного зала, но ни одна из них - он чувствовал это - и не подумала встать на его защиту. По-настоящему Сасори привел в себя чавкающий хруст, с которым металл входит в человеческую плоть.
"Надо же, добил, скотина," - отстраненно подумал Сасори, удивляясь, что не чувствует боли. Желая в последний раз посмотреть на мальчишку, с которым он пререкался до битвы с Орочимару, Сасори лениво повернул голову налево.
Прямо у него перед носом оказалась окровавленная ладонь с пронзившим ее кунаем. Тонкие пальцы подрагивали, по бледной коже вниз катились крупные капли темно-красной крови - катились и падали на пыльный пол толстыми яркими кружочками. Казалось, кто-то хотел защитить его от летевшего куная, схватив его голову и насильно отклонив в сторону, - раз уж него самого нет сил уклониться - но не успел, и холодный металл пронзил руку спасителя на полдороге.
- Ах... - Сасори услышал за своей спиной тяжелой дыхание. - Сасори-сан... Осторожнее...
- Сакура, - рассеяно пробормотал он, узнав голос.
Затем он увидел, как Сакура как будто вспыхнула ненавистью, выдернула кунай из раненой ладони и, схватив его здоровой рукой, бросилась на Кабуто, будто разъяренная кошка. Тому хватило пары ударов - просто потому, что смертельный удар ему же нанес Сасори: Кабуто не выживет без Орочимару. Дело не в Проклятой Печати - у Кабуто ее нет - дело не в какой-то особенной силе, дарованной ему Орочимару, - после смерти хозяина он все так же силен. Он просто не выживет. Как не выживет Сасори без Лидера. На самом деле чувства мальчишки были прозрачны для Сасори, поэтому Кукловод знал: фактически, мальчишка уже был мертв.
"Вопрос был только в том, прихватишь ты меня с собой или нет... - усмехнувшись, подумал Сасори. - Но кажется, я ей нужен".
Сасори в последний раз пошатнулся и упал сверху на погибшего Орочимару.
Сакура сидела на вертящемся стуле у больничной койки и периодически, отталкиваясь ногой от пола, совершала полный оборот, и снова смотрела на бледного парнишку, изрисованного вдоль и поперек заговоренными чернилами. С одной стороны ей было обидно, что в то время, когда все ее товарищи находились рядом с Саске, она, его спасительница, должна была следить за состоянием Сасори, но с другой стороны, она была рада своему внезапному одиночеству. Здесь, в тишине и спокойствии, она могла наконец прийти в себя после того, что произошло.
Внезапно Сакура прекратила вертеться и замерла, глядя на Сасори. Тот хмурился и тихо хрипел, пытаясь открыть глаза.
Во время битвы с Орочимару ему здорово досталось. Скорее всего, он не рассчитывал на подобный исход, иначе не предложил бы Сакуре эту миссию... или предложил бы? В любом случае, ей пришлось тащить обратно в деревню не только Саске, который так и не пришел в сознание, но и Сасори.
- Кхе, - Сасори сжал простыню в кулаке и, резко открыв глаза, сел на постели.
Сакура моментально подскочила на своем стуле, от чего тот с грохотом опрокинулся, и бросилась к нему.
- Подождите! - она схватила Сасори за плечи и аккуратно уложила его обратно на кровать. - Вам нельзя двигаться.
- Э... Это почему? - дыхание Сасори было тяжелым и немного взволнованным. Слова давались ему с трудом, голос срывался на полузадушенный хрип.
Сакура остановила его, положив пальцы ему на губы.
- И говорить, - тихо прошептала она. - И говорить Вам тоже нельзя.
Девушка долго всматривалась в единственный глаз Сасори, пытаясь без слов понять, что ему нужно.
- Давайте так: я буду задавать вопросы, а Вы будете давать мне сигналы. Если ответ положительный - моргните два раза, если отрицательный - один раз. Хорошо?
Сасори утвердительно моргнул два раза и с интересом уставился на девушку. Та растеряно оглянулась и спросила наугад:
- Хотите пить?
Сасори помотал головой, но потом, будто очнувшись, сильно зажмурился.
- Есть?
Снова отрицательный ответ.
- М... может быть, спать?
Сасори приподнял одну бровь, как бы напоминая, что он только что проснулся.
- Ну хорошо, - Сакура наконец убрала свои пальцы с его губ. - Чего Вы в таком случае хотите?
- Я... - голос был тихим и едва заметно поскрипывал, - Я хочу... знать, что про... произошло... Как... этот парень... твой... как он?
- Саске-кун? - догадалась Сакура.
Сасори кивнул, затем, придерживаясь их маленького договора, моргнул два раза, притянул к себе левую ладонь Сакуры. Та немного удивленно дернулась, но руки не убрала и снова накрыла кончиками пальцев его рот.

Прoкoммeнтировaть
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:23:11 постоянная ссылка ]
- С ним все в порядке, - спокойно ответила она. - Скорее всего, он без особого разочарования вернется на службу в Конохе, поскольку теперь его главная цель осуществлена - Итачи мертв, и...
Сакура продолжала говорить, как будто не заметив, что Сасори побледнел и уставился остекленевшим глазом в потолок. Он шокировано, криво усмехнулся, говоря себе, что это не может быть правдой, это не должно быть правдой, Итачи не мог быть мертв, и не потому что брат не мог убить его, а просто потому что... не мог... Итачи не мог быть мертв. Нет. Это какая-то глупая шутка.
- А! - Сакура внезапно вскрикнула и попыталась одернуть руку. - Отпустите! Мне больно!
Сасори вынырнул из собственных мыслей и отрешенно глянул на нее. Похоже, он так глубоко ушел в себя, а Сакура так увлеченно рассказывала о достижениях Саске, что оба они не заметили, как кончики ее пальцев скользнули в его приоткрытый от удивления и растерянности рот, и обнаружили это только тогда, когда Сасори, не желая верить в смерть Итачи, в отчаянии сжал зубы.
Кукловод выпустил пальцы Сакуры изо рта, на прощание подтолкнув их языком, и вопреки всем запретам сел на постели. Сакура не стала его одергивать, только подняла с пола табуретку и уселась на нее, встряхивая укушенной ладонью.
- Да что с Вами? - возмущенно спросила она, оценивая ущерб, нанесенный ей зубами Сасори. Впрочем, его укус был почти нежным: на коже остались лишь немного потемневшие следы.
- Ты сказала, что Итачи мертв?
Сакура подняла голову.
- Да. А что такое?
- Этого не может быть, - тупо проговорил Сасори, едва сохраняя остатки самообладания.
- Почему? - Сакура догадывалась, что это всего лишь отчаяние, но на всякий случай уточнила: с Акацки станется.
Сасори грустно улыбнулся, чувствуя подступающие к глазам слезы - глупость, которую преступник его ранга не мог себе позволить.
"Странно... всю жизнь считал себя человеком нечувствительным...­ так какого черта?.. Жарко, душно..."
- Просто не может. Этого не может быть, - тихо прошептал он. - Итачи жив. Уходи. Я тебе не верю.
Сакура не знала, что сказать. Она смотрела не на Сасори - на свою перевязанную бинтами левую ладонь (перед тем, как запустить кунай в Сасори, Кабуто успел смазать его каким-то ядом, и теперь рана заживала очень медленно). На какой-то момент ей показалось, что рушится мир: что за спиной обваливаются стены, пол, что к ее неустойчивому вертящемуся стулу со всех сторон подступает огромная пропасть. И дело было не столько в самих словах Сасори, сколько в том, что они совершенно неожиданно причинили Сакуре очень сильную боль. Она не знала, что его мнение настолько важно для нее.
- Я не понимаю, Сасори-сан, - пролепетала она и остановилась, не зная, как продолжить.
- Я сказал, уходи. Я тебе не верю.
- Но...
- Пошла вон! - неожиданно его тихий и скрипучий голос обрел силу, и слова, брошенные Сакуре прямо в лицо, были такими громкими, что она вздрогнула. Потом поднялась со стула и, не глядя ни на Сасори, ни вокруг себя, отступила назад. К ее большому сожалению, пропасти за ее спиной не оказалось - только холодный и твердый кафель, которым были покрыты больничные полы.
Сакура развернулась к двери и, не оглядываясь, поспешно выскочила из палаты. Пробежав по коридору несколько шагов, она услышала, как Сасори запустил в стену чем-то тяжелым, но возвращаться не стала: в конце концов, он сам ее отпустил. Да и для деревни будет лучше, если он там чем-нибудь расшибется... Сакура и так позволила себе забыть о том, что все они: Цунаде, Шизуне, да и сама Сакура - ждут смерти Сасори.
Она остановилась, не зная, куда дальше бежать. Цунаде сказала, что не будет давать ей миссии до тех пор, пока у нее не заживет рука; раненых еще не поступало, поэтому в больнице она, со всеми ее талантами, тоже пока была не нужна; домой идти ужасно не хотелось: мать играла в игру "Моя дочь - великий медик" всего несколько недель, и теперь отношение к Сакуре поменялось на прежнее "Принеси Дай Помоги Куда Пошла Вечером Какая Еще Больница".
"Саске-кун! - в голове как будто взорвался маленький праздничный салют. - Теперь я имею полное право наконец-то поговорить с Саске! В конце концов, мы не виделись столько времени!"
Где-то в глубине коридора раздался грохот: Сасори снова запустил в стену чем-то тяжелым. В горле у Сакуры встал ком.
"Ур-род, - зло думала она, убегая дальше по коридору. - Ненавижу! Какого черта?"
Она пробежала мимо палаты, из которой доносился дружный смех, в котором можно было различить громовые раскаты хохота Чоджи и тихое хихиканье Хинаты. Сакура совсем забыла, что еще секунду назад она намеревалась присоединиться к юным хохочущим шиноби, собравшимся у койки Саске-кун: она бежала как можно дальше от этого места - от человека, изменившего добрую половину ее взглядов, и от жизни, которую он нес с собой, - той, что тяжело раскидывалась за его спиной, подобно огромным крыльям. Меньше всего сейчас ей хотелось заискивающе улыбаться Саске, переругиваться с Ино, которая за время отсутствия причины их ссор вновь стала ее подругой, смеяться, радоваться...
Она выбежала из больницы, миновала несколько безлюдных улиц и оказалась на окраине деревни, у старого дуба, где когда-то разорвала дружбу с Ино.
"Ненавижу... - все так же билось в ее голове. - Пошел он... Да кому он нужен... Саске-кун... Я вообще... Да я... Саске-кун..."
Мысли не желали собираться вместе, да и как моно собрать вместе боль, разочарование, нелепые угрозы, любовь к Саске, которая вообще тут была не при чем. Должна была быть не при чем. Любовь и Сасори - два понятия, несовместимые в голове Сакуры. Но больше всего Сакуру раздражало, что она чувствует досаду на эти его слова. Она подбежала к дереву и в отчаянии обхватила руками ствол, прижавшись к нему щекой. Больше всего ей нужна была помощь близкого человека - такого, каким стала для нее Ино. Но Ино сейчас там, с Саске и остальными, радуется жизни и не думает о Сакуре.
"Даже если я приду туда, мне придется делать вид, что мне нужен Саске, а не она... А ведь мне нужна как раз она..."
Сакура вдруг заметила, что по ее щекам текут слезы, соленые и горячие. Сначала ей захотелось встать и независимо стереть их кулаком, но внезапно накатила какая-то непонятная усталость и безнадежность. И Сакура разрыдалась в полный голос.
"Достойное занятие, - думала про себя Сакура, уже намеренно пытаясь сделать себе еще больнее. В книгах Цунаде она читала о подобном - что-то вроде истерики: когда в жизни человека долго происходят непонятные ему вещи, которые он вдобавок не приемлет всем своим существом, а потом все внезапно становится хорошо, нервам все равно необходима разрядка. - Рыдать, обнимая дуб, из-за того, что какой-то полудохлый ублюдок сказал, что больше тебе не верит... Молодец, Харуно. Так держать".
- Тебя пожалеть, или ты ждешь мужчину? - раздался вдруг откуда-то сверху знакомый девчоночий голос.
Сакура хотела, было, подскочить и начать вытирать слезы, но потом ей стало ужасно лень соблюдать все эти формальности, и она просто подняла голову, чтобы увидеть, кто это сказал.
На самой нижней ветви дуба, болтая ногами в воздухе, сидела Яманака Ино. В удивлении Сакура широко распахнула глаза.
- Что ты здесь делаешь? - пораженно спросила она.
- Сижу, - пожала плечами Ино, не глядя на нее.
- А почему ты здесь?
Ино вновь пожала плечами.
- Погано мне.
- Да? - Сакура удивилась. - А почему? Саске-кун...
Ино раздраженно застонала.
- Саске-кун то, Саске-кун это... Тебе еще не надоело? Мне - да, - Ино немного помолчала, не прекращая болтать ногами в воздухе, а потом все-таки посмотрела на Сакуру. - Так тебя жалеть, или ты ждешь?
- Чего? - удивленно спросила Сакура, действительно не понимая, о чем она говорит.
Ино посмотрела на нее, как на тяжело больную, и спрыгнула с ветки.
- Ничего. Кто тебя обидел?
- Я думала, ты с Саске-кун... - невпопад пролепетала Сакура.
- Ты из-за этого здесь ревешь? - голос Ино был немного грубоватым, манера обращения, как всегда, резкой, но Сакуре вдруг стало хорошо-хорошо, и она, наконец оставив в покое дуб, повисла у Ино на шее.
- Нет. Я не реву. Не реву.
Она больше не приходила.
Стопка книг в углу покрылась толстым слоем пыли, малиновые кексы, одиноко стоящие на тумбочке, стали совсем каменными, - и никого это не волновало, никто не прибегал сюда посреди дня, принося с собой запах лекарств и крови из больницы, никто не доставал его бесконечными разговорами. Разговорами, за которыми можно было забыть, кто ты и чего от тебя с замиранием сердца ждут конохские шиноби. Того же, что произошло с Итачи.
Нет. Этого не может быть.
Внезапно дверь с шумом распахнулась и ударилась о стену. В комнату, подобно урагану, влетел Ширануи - влетел и занял привычное место на кровати Сасори. Тот поднял голову от очередного крысиного трупа и пораженно посмотрел на него.
- В чем дело?
- Маленькая дрянь! - сквозь зубы бросил Генма. Каждое его слово источало какое-то немыслимое раздражение, почти ненависть.
- О, - Сасори приподнял брови. - Это ты мне?
- А? - Генма растеряно обернулся. - Что? А, нет, не тебе... - он немного нервно хохотнул. - Конечно, не тебе.
- Тогда в чем дело?
- Эта маленькая дрянь, - снова повторил он, усаживаясь на табурет перед Сасори. С размаху он чуть не вляпался локтем в горстку крысиных внутренностей, но, вопреки своему обыкновению, даже не обратил на это внимания. - Она считает, что может вертеть мной, как захочет... Все ее чертов возраст... Маленькая дрянь. - Генма вынул сенбон изо рта и с ненавистью воткнул его в засохший кекс, снова завалившись на кровать.
- Спасибо. Теперь здесь все будет мухами засижено.
- О, - Генма подскочил, сунул сенбон обратно в рот, схватил кексы и выскочил из комнаты. Появился через минуту и снова занял место на кровати. - Маленькая дрянь, - едва слышно продолжал злиться он, тупо глядя в потолок.
Сасори почему-то внезапно расхотелось заниматься крысами, и он рассматривал Генму, облокотившись на стол.
- Брось ее, - сказал вдруг он и немного пожал плечами, как бы показывая, что его слова, конечно, не истина в последней инстанции, но подумать над ними стоит.
- Кого? - Генма вынырнул из своих мыслей и растеряно глянул на Сасори.
- Ну... - тот замялся. - Маленькую дрянь.
- Как это? - Генма немного криво усмехнулся, при этом на его лице отразилось такое искреннее недоумение, как будто такая мысль вообще не приходила ему в голову.
- Ну... - уверенность Сасори заметно приувяла. - Скажи ей, чтобы катилась, куда захочет.
Генма еще немного посмотрел на него, потом снова уставился в потолок, будто что-то прикидывая. Сасори с интересом наблюдал за тем, как меняется выражение его лица: как мягче становятся глаза, как губы немного дергаются, стараясь удержать улыбку.
- Да нет, - фыркнул наконец Генма. - Ты что, я... Как я без нее?
- А в чем дело?
- Ну... я же... ну, люблю ее, - пожал плечами Генма, чувствуя, как куда-то уходит сжиравшее его раздражение.
"Люблю," - эхом отдалось в голове Сасори. Он уже не смог остановить себя, легко выстраивая ассоциативный ряд: любовь, нежность, ласка, розовый цвет, розовые пряди, спадающие на нежно-зеленые глаза, тоненькая, живая девушка с ярким, ласковым голосом... Сакура. Так или иначе, все его мысли сводились к Сакуре.
Потому что она больше не приходила.
Потому что он сделал ей больно.
Потому что он не хотел этого.
Потому что...

Прoкoммeнтировaть
WWWWWWolf 26 октября 2008 г. 22:24:25 постоянная ссылка ]
Сакура проснулась от того, что кто-то тряс ее за плечо.
- Сакура! - тихий голос принадлежал Сасори. Сакуре понадобилось всего несколько минут, чтобы вспомнить все произошедшее и покраснеть. - Сакура, я вижу, что ты не спишь! Вставай!
Сакура потянулась, развела руками и, не открывая глаз, попыталась нащупать вокруг себя хоть что-нибудь из одежды. Как назло, под руку ничего не попадалось, и Сакура резко села, оглядываясь вокруг и протирая глаза. Внезапно ее взгляд упал на часы, висевшие над входом в магазин, и она возмущенно засопела.
- Сасори-сан, еще так рано... Зачем Вы меня разбудили? - немного капризно протянула она. - Мне не нужно в больницу!
- Во-первых, если тебе и не нужно в больницу, то это не значит, что мне не нужно на миссию; во-вторых, через двадцать минут сюда придет твоя подружка, которая так любезно меня выручила и все равно нас выставит; а в-третьих... - он задумался, с некоторым недоверием разглядывая Сакуру, уже успевшую прикрыться платьем. - Я думаю, тебе уже можно говорить мне "ты". Хотя как хочешь, конечно... - он пожал плечами и уселся на низенькую стойку. - Чего ждешь?
- Когда ты отвернешься и дашь мне одеться! - Сакура с наслаждением сделала ударение на слове "ты".
- О, - Сасори приподнял брови. - Какая похвальная стеснительность!
- Будешь издеваться, я... - Сакура запнулась.
- Что? - ехидно переспросил он.
- Ничего, - девушка покраснела и принялась натягивать платье.
Их дороги должны были разойтись через пару кварталов от магазина, но Сакура ужасно не хотела расставаться с Сасори и взялась проводить его до Главного Зала, в котором шиноби обычно получали свои задания. Цунаде уже не выказывала удивления по поводу того, что ее ученица так сблизилась с преступником и не могла отойти от него ни на шаг, хотя на языке у нее так и вертелось не очень вежливое "какого черта?", особенно в тот момент, когда Сакура, невинно хлопая глазками, попросилась в сегодняшние сопровождающие Кукловода. Наверное, сдержаться Пятой также помогло выражение лица Сасори - тонкие, почти детские черты исказило сильное удивление, стало быть, он и сам не ожидал от девушки такого поступка.
- Зачем ты это сделала? - спросил он немного позже, когда они уже вышли за пределы Конохи и быстро передвигались в сторону разоренной деревни. Миссия была довольно интересной: кто-то ворвался в деревню, перебил все взрослое население, собрал детей в одну кучу и обосновался с ними в лесу, требуя переговоров с Конохой.
Сакура пожала плечами, даже не обернувшись. Она скакала примерно на шаг впереди Сасори и понимала, что он вряд ли услышит ее ответ.
Наконец они добрались до места, обозначенного в письме, которое прислал этот странный человек. На небольшой полянке никого не было, только ветер шевелил кроны деревьев. Сакура спрыгнула вниз и встала на самом приметном месте, разведя руки в стороны.
Сасори, собираясь атаковать, спрятался за толстый ствол дерева. Поступок этого человека свидетельствовал если не об его глупости, то о психической нестабильности уж точно, поэтому Сасори надеялся, что преступник не сможет уследить за территорией по всему периметру полянки.
- Эй! - крикнула Сакура, обращаясь к таинственному преступнику. - Эй! У меня нет оружия! Ты хотел поговорить с конохским шиноби, и вот я здесь! Выходи!
Ответом послужило молчание, но не такое, которое свидетельствовало бы о том, что в округе никого нет. Он был где-то рядом, просто почему-то не хотел показываться. Сасори почувствовал, что ситуация сильно отдает идиотизмом и какой-то подростковой непоследовательност­ью. Так мог бы, например, поступить тот же Дейдара.
- Эй! - снова крикнула Сакура, которая тоже начинала считать всю эту миссию глупостью. - Где ты? Выходи!
- Почему они послали тебя? - раздался вдруг откуда-то из глубины леса обиженный, капризный голос.
Сасори похолодел. Этого не могло быть.
- А? - Сакура обернулась в ту сторону, откуда раздавался голос. Сасори хотел спрыгнуть с дерева и оттолкнуть ее, уберечь, заставить убежать отсюда, но его ноги намертво приросли к толстой ветке, покрытой неровной корой. - Где ты? Выйди!
- Ты одна? - спросил голос, медленно приближаясь к полянке.
Больше у Сасори не было никаких сомнений.
"Но почему именно сейчас? Почему? Я так ждал этого, да я просил судьбу об этом, но когда раньше она внимала моим просьбам? Так почему же сейчас? - он по-прежнему не мог сдвинуться места, только дрожал и в отчаянии кусал губы - и сжимал во вспотевшей ладони рукоять куная. - Господи... за что?"
Он знал ответ. Он знал все свои грехи, он отдавал себе отчет в них, он понимал, что когда-нибудь расплата настигнет его. Он ждал этой расплаты каждый день, каждую секунду... он уже думал, что расплатился с судьбой за все, что натворил, когда ему не дали спокойно умереть и заставили пройти через весь этот кошмар. И наконец перестал ждать.
И только тогда она действительно настигла его.
- Одна! - ответила Сакура, шагая по направлению к голосу. Из леса ей навстречу вышел молодой парень в широком черном плаще, украшенном черными облаками. Его белые волосы были завязаны в хвост, который немного покачивался при ходьбе. Парень немного сдвинул брови к переносице и по-детски обиженно надул губы.
- Почему ты врешь? Ты не одна, да, - заявил Дейдара, почувствовав присутствие Сасори. Странно, что он не почувствовал его раньше: в воздухе все было пропитано знакомым запахом, причем намного сильнее, чем обычно, а это значит, что мальчишка не соврал - теперь у Сасори живое тело. Впрочем, Дейдара и не сомневался в мальчишке: он не был настолько опытен, и стал бы врать напропалую - или, по крайней мере, прицельно заявил бы об этом. Тот же, наоборот, обмолвился об этом факте так, как будто думал: Акацки отлично известно о том, что Сасори жив, а из Конохи они не вызволяют его по своим причинам. Может, держат его там в качестве шпиона или что-то вроде того... Дейдару мало интересовало, что там думает младший Учиха.
Сакура замерла одновременно и от понимания того, что их раскрыли, и от темного, почти животного страха. Акацки. Человек, которого Сасори так долго ждал...
- Господин! - крикнул Дейдара, больше не глядя на нее. - Господин, я знаю, что Вы здесь, да!
Сакура услышала, как позади нее почти бесшумно приземлился Сасори. Дейдара глядел поверх ее головы, широко и счастливо улыбаясь. Сакура боялась обернуться. Боялась увидеть в глазах Сасори, на губах Сасори ту же радостную, искреннюю улыбку.
- Здравствуй, Дейдара, - едва слышно проговорил Кукловод у нее за спиной, но не сделал и шага по направлению к своему подчиненному.
- Рад видеть Вас в таком хорошем состоянии, да, - Дейдара улыбнулся еще шире.
Сасори не смог сдержать ответной улыбки.
"Черт, Дей-кун... Это же чертов Дей-кун, будь он не ладен! Твой подчиненный. Хороший парень... Ты ведь рад встрече с ним?" - спрашивал себя Сасори и не находил ответа.
- Что же, думаю, Вам пора вернуться, - Дейдара сделал приглашающий жест рукой и рассмеялся. - Вернуться, да-а...
Сасори поразился: неужели Дейдара совсем не удивлен? Так Акацки знали, что он жив? Знали - и ничего не предпринимали?
- Погоди... Вам было известно, что со мной все в порядке?
- Ну... - Дейдара прекратил смеяться и почесал нос. - Мы подозревали, что те конохцы не просто так отогнали от Вашего тела Зецу и Тоби, да... Но узнали совсем недавно. И кстати, я тут не совсем на законных основаниях, - Дейдара ехидно засмеялся.
- Да уж, - вздохнул Сасори. - Когда ты хоть что-нибудь делал на законных основаниях?
- Я не об этом. Лидер и остальные не поверили этому мальчишке, а я... вот, решился. Кисаме жалел, что не может пойти со мной, но у них сейчас своя задача: лисеныш с незначительной охраной отправились на какую-то миссию в наши края, да. На ловца и зверь бежит, да! Итачи говорит, что никогда так не смеялся... Знаешь, я не уверен, что он вообще когда-нибудь смеялся, да... А тут... Да, смеющийся Итачи - это занятно.
- Погоди-погоди! - Сасори почувствовал, как подкашиваются ноги. - Итачи... ведь Итачи мертв?
- С чего Вы взяли, да? - Дейдара искренне недоумевал. - Уж не думали ли Вы, что он проиграл своему братишке? Нет, он понял, что Орочимару парнишку вообще ничему не научит, и договорился с мальцом, чтобы тот шпионил за этим старым идиотом, да... Вы бы видели лицо этого парнишки... Такое разочарование, да! Мне было его жаль... Он набирался силы, а Итачи его снова уложил, да... У него не было выбора. И он все-таки любит брата, глупый малыш... Лидер думал, что с его помощью мы сможем не только избавиться от Орочимару, но и много узнать о его достижениях. Лидер - он умный, да. А тут конохцы убили Орочимару, вернули мальчишку себе... Шпион в Конохе, да еще и лучший друг лисеныша... Подарок судьбы, да... И парнишка рассказал о Вас.
Сасори тряхнул головой. Надо же, а ведь Саске выглядел довольно искренне, когда радовался чему-то там с Сакурой и остальными... Удивительно. Но Итачи жив... и сейчас это было главным. Сердце радостной птицей забилось в груди.
Сасори заметил, как у Сакуры внезапно подкосились ноги, и она рухнула на колени, сжав в тонких пальцах траву. Представил, какой болью отдались у нее в груди слова Дейдары... Маленькая девочка, влюбленная в предателя. У него защемило в груди.
Дейдара наконец снова заметил Сакуру. Склонил голову к плечу, изображая сочувствие и скорбь.
- Прости, малышка, да, - проговорил он. - Каждому волку - своя стая, да...
Сакура молчала. Она не знала, что сказать - она не знала, как дальше жить, она не знала, как сможет вернуться в деревню. Ей было больно - и так больно не было раньше никогда.
- Я... - она подняла голову. Слез не было, только безумное отчаяние в темных, расширившихся зрачках. Она так и не смогла ничего сказать.
Наигранная скорбь на лице Дейдары сменилась искренним сочувствием. Он не понимал, что происходит. Так не должно было быть, в глазах всегда найдется что-то еще: страх, надежда, безумие. А тут боль и боль, и боль. Скучно. И страшно. И тоже больно, как будто эхом откликается боль ее глаз в его душе.
- Хорошо, - проговорил вдруг Дейдара, исполненный решимости подарить девчонке последнюю надежду - пусть ложную, но все-таки надежду. - Ты привела сюда господина, да... может, тебе повезет. Давай спросим у него, чего он хочет?
Сакура непонимающе уставилась на Дейдару. Тот поманил Сасори, подтянул его почти вплотную к девушке, указал на кунай, по-прежнему зажатый в его ладони.
- Одного из нас он убьет, - пояснил Дейдара. - Отойдет к тому дереву, и запустит кунаем кому-нибудь в лоб. Если захочет остаться с тобой, я не буду на тебя злиться и мой дух не будет навещать тебя по ночам: выбор моего господина важнее моего мнения. Если он захочет вернуться в Акацки, он убьет тебя. Хорошо?
Сакура кивнула. Сасори пожал плечами и отошел к указанному Дейдарой дереву. Дейдара театрально встал на одно колено и подмигнул Сакуре. Та закрыла глаза.
Ну что же, это игра. Это рулетка, в которой она поставила на черное, не обратив внимания на то, что все цифры окрашены в кроваво-красный. Она умрет здесь - и это правильно: она не сможет жить дальше. Жить с осознанием предательства Саске. Жить с осознанием предательства Сасори.
"Хотя почему предательства? - равнодушно подумала она. - Каждому волку - своя стая. Мне не было места в его жизни. Ему не было места в Конохе. Он будет счастлив там, с ними".
Это игра. Азартная игра. Сакура достойная ученица Цунаде - и в азартных играх ей так же не везет. Ни единого шанса, ни единого проблеска надежды... а ведь человек в плаще Акацки так хотел подарить ей эту надежду...
"Ну же, постарайся... Не для себя, так хоть для него," - Сакура попыталась вызвать в своей душе хоть какой-то оптимизм - и не смогла.
Она ждала уже довольно долго: должно быть, Сасори решил на прощание полюбоваться на нее или что-то еще - она не знала. И вдруг услышала тот характерный звук, с которым острый металл врезается в человеческое тело, и шорох - в нескольких шагах от нее на свежую зеленую траву упало что-то тяжелое. Сакура счастливо, неверяще улыбнулась.
И открыла глаза.

The End
Прoкoммeнтировaть
Ее Величество Я 21 февраля 2009 г. 10:05:55 постоянная ссылка ]
Эх, здорово!!! тебе бы целые книги писать)))
Прoкoммeнтировaть
Masako Akatsuki 22 марта 2009 г. 09:07:27 постоянная ссылка ]
 Улет. Полный.=^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ =^B­ .Это было классно. Уменя нет слов.
Прoкoммeнтировaть
Name aka Nick 22 июня 2009 г. 22:03:30 постоянная ссылка ]
Всё супер!Кстати,я знаю откуда ты взяла эти отрицания и согласия с помощью моргания...Небось,"­Голова профессора Доуэля" прочитала;-)­
Прoкoммeнтировaть
WWWWWWolf 22 июня 2009 г. 22:04:17 постоянная ссылка ]
наверн :-D­
Прoкoммeнтировaть
ксюня лапуля котя 29 июня 2009 г. 08:23:04 постоянная ссылка ]
о...очень длинно,но это хорошо!я в полном восторге)))ты отличный писатель))))
Прoкoммeнтировaть
Нами Кайо 4 июля 2009 г. 21:34:40 постоянная ссылка ]
Классный фанфик. Я её оценила уже в контакте. И успела выставить у себя в дненике, хоть и не полностью. Только концовка неожиданная.:-)­
Прoкoммeнтировaть
Хитоми сан 5 августа 2009 г. 08:58:45 постоянная ссылка ]
 Мне понравилось.Спасибо­ большое.Очень интересно и сюжет и характер героев.Может напишешь что-нибудь с Гаарой с Сакурой, только конец пожалуйста хороший.
Прoкoммeнтировaть
Wicked Clown 31 августа 2009 г. 20:25:05 постоянная ссылка ]
Жалко Дейдару:-(­
Генма/Ино - убило
Прoкoммeнтировaть
I Yuni I 10 октября 2009 г. 12:18:33 постоянная ссылка ]
 ­­
P.S. Вобщем, не знаю, что сказать...такое впечатление произвел этот фанф...аригато...
Прoкoммeнтировaть
Изая . 24 апреля 2010 г. 10:21:23 постоянная ссылка ]
Отличный фанфик) Жаль, что конец)))
Прoкoммeнтировaть
Wicked Clown 15 сентября 2010 г. 16:58:45 постоянная ссылка ]
Автора сейчас отыскать не могу, так что...
Здравствуйте, я хочу Вас попросить разрешить мне выставить Вашь фанфикт "Расплата" на моём сайте mei-uchiha.ucoz.ru
А так как я могу выставить его только сегодня.
Если Вы против, то я его немедленно удалю.
Прoкoммeнтировaть
exk 14 января 2011 г. 17:44:05 постоянная ссылка ]
прикольно
Прoкoммeнтировaть
АллушкаХЗ 18 февраля 2011 г. 04:55:28 постоянная ссылка ]
да прикольно=^B­ а я сама кстате свой фанф пишу скоро у ся в дневе выложу (я новенькая):-D­
Прoкoммeнтировaть
E l s a 5 сентября 2011 г. 17:31:01 постоянная ссылка ]
Супер!;-)­
Прoкoммeнтировaть
Mudblood 25 ноября 2011 г. 14:27:40 постоянная ссылка ]
замечательный фанфик, не отказалась бы от продолжения,да и Дейдару жалко очень...
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


NarutoFanfiction > Название: Расплата  26 октября 2008 г. 22:19:38

читай на форуме:
пройди тесты:
.:•°•Винкс и аниме•°•:.
*Аваторы*5
пройди
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх